kat_glass: (Default)
Вчера умер мамин муж... Он уже очень похо себя чувствовал, лежал в больнице. Мам днем была у него, потом он поужинал, медсестра вышла на минутку в ванную, а когда пришла, он уже ушел...

Я знаю, что он очень любил маму. Иногда нелепо, смешно, неловко. Заботился о ней. И о нас. Он относился ко мне и к брату, как к родным. А наших детей и вовсе считал своими родными внуками. И они отвечали ему тем же.

Я не знаю, как сказать, но я всегда буду помнить Вас, Натан Ильчич, с благодарностью, с любовью. Спасибо Вам за все, что Вы для нас сделали. Спасибо, что делали маму счастливой. Спасибо...
kat_glass: (Default)
Вроде Уле получше. Ура-ура! После обеда температуры не было. И поела она нормально. И днем 4 часа проспала. Так что идем на поправку!

Разобрали с Нюшей еще часть игрушек. Зато вытащили давно забытые, строили замок и катали собачек в джипе с прицепом.

Уля все лучше говорит. Начинает правильно ставить род, число,падежи. "Куда пошли эти га-га-ги?" (в смысле "гуси"). "Я пойду и одену тапки"

А еще Натану лучше. Врачи справились с кардиологией, с почками. Воспаление легких тоже движется потихоньку. Хотят выводить его из искусственной комы в ближайшее время.
kat_glass: (Default)
Хотела все-таки описать, как происходила эвакуация маминого мужа в больницу.
Он уже очень пожилой (сегодня ему исполнилось 75 лет) и очень больной человек. Помимо искусственного клапана на сердце и кардиостимулятора, у него список более чем из 10 наименований болезней. В прошлом году его атаковал сильнейший вирус. Бактерия, поражающая кровь. Произошло заражение крови, пневмония, в результате кома. Мюнхенские врачи тогда его вытащили.
В этом году они с мамой наконец решились ехать к нам вместе. Натан хотел всех увидеть, отметить свой юбилей с нами. Первые дни все было хорошо. Он неплохо себя чувствовал, был бодрый. И на первые майские праздники они выехали на дачу к моему брату. В ночь на 3-е мая внезапно температура поднялась до 39.5. Утром спешно привезли его к нам. На следующий день, связавшись с немецкой страховой компанией, вызвали скорую. Платную скорую, которая все равно приехала только через час. Правда, врач оказался толковый. Сразу диагностировал отек легких, пневмонию, спешно стал что-то колоть, вызвал напарника с носилками и объявил о необходимости срочной госпитализации. В диагнозе проставил «инфаркт». Как мы подозреваем, чтобы положили в реанимацию, а не отправили с пневмонией на отделение.
Повезли в ближайшую, Елизаветинскую больницу. В народе больше известную, как «3-я истребительная». Хоть и читала я недавно где-то открытое письмо врачей этой больницы, которые описывают ее, как «ныне современную, оборудованную и предоставляющую качественное лечение». Но как была она одной из самых непопулярных в городе, так и осталась. В реанимации встретил их дежурный врач. Мама пыталась показать, какие у Натана еще проблемы со здоровьем, какие лекарства он еще пьет, спросить какие антибиотики и лекарства срочно нужно купить, какие анализы и исследования сделать (немецкая страховая подтвердила, что все оплатит). В ответ встретила пустой и недоуменный взгляд. Зачем дорогие антибиотики? Какие еще болезни? Принимавшая медсестра, взглянув мельком на Натана, переспросила: 75 лет? Тяжелые заболевания? Ну, здесь все понятно…
Вернувшись домой, мама стала связываться с немецкой страховой компанией. И вот здесь начинается история, которая для меня на самом деле невероятна. Первым делом, агент сказала, что она будет маме перезванивать сама: «Потому что я знаю, что Вам это дорого». Несколько раз я, будучи в Германии, связывалась с нашими страховыми компаниями. Ни разу никто из них даже не думал о таких вещах. Звонила сама, висела на телефоне, в ожидании ответов, никто даже не поинтересовался, сколько мне стоят исходящие.
Затем, у нас выяснили телефон больницы. Объяснили, что немецкие медики будут контролировать процесс лечения. И если им покажется, что лечение идет неверно или недостаточно, то будет решаться вопрос о переводе Натана в одну из клиник Германии. Попутно, нам посочувствовали, что все произошло в России. Честно признаться, фразу о переводе, мы восприняли как гипотетическую. Но на следующее утро, позвонили из страховой и объявили, что они выяснили, как и что делают в больнице и приняли решение об эвакуации. Медики считают, что риск перелета равнозначен риску оставаться в данной больнице. Маму, к сожалению на борт взять не могут. Потому что самолетик маленький, а в него должно поместиться необходимое оборудование, плюс медики. Поскольку состояние крайне тяжелое, то летит заведующий реанимацией одной из больниц.  К 10 часам вечера в больницу приехали два реанимобиля с врачами, забрали Натана и повезли в аэропорт. В 8 утра он был уже в больнице. Вероятно, врачам еще здесь в аэропорту пришлось делать какие-то срочные процедуры, поскольку самолет должен был вылететь в 0,20, а вылетел гораздо позже.
Врач нашей реанимации (к слову сказать, очень хороший и ответственный врач, в отличии от дежурившего накануне) была в шоке от отношения к обычному больному. А еще печально сказала, что немецкие специалисты просят результаты обследований, а ей стыдно посылать то, что у нее есть. И вообще стыдно. Когда Натана забирали в аэропорт, то в больнице работал всего один лифт, способный перевезти каталку. А лифтер этого лифта был абсолютно пьян. Стоял и глумился: может я вас повезу, а захочу и не повезу. На отделении реанимации один врач, немолодая женщина, и две такие же немолодые медсестры. Хорошо был мой муж и нашелся еще какой-то практикант на соседнем отделении, Натана смоги переложить из кровати на каталку.

А я слушала все это и ревела. Потому что сразу вспоминалось, как Даша при переводе из одной больницы в другую полтара часа лежала в приемном поке с температурой под 40 в бессознательном состоянии на голой кушетке с моей курткой под головй. Потому что никто не спешил к ней. Как при переводе в третью больницу, где ее ждали, чтобы действительно лечить, выяснилось, что лифт на отделение ночью не работает. Хорошо со мной был муж, который нес ее на руках на 4-й этаж. А до этого мы вызывали скорую за свой счет. Потому что нас сразу предупредили. Сегодня воскресенье, ночь. Обычная скорая приедет в лучшем случае к утру. А у вас не та ситуация. Как мы договаривались об МРТ через свои каналы, а потом мой брат держал ее 40 минут на руках в коридоре ожидания. Потому что каталки не было. Как мы искали сначала деньги на лекарства, а потом и сами лекарства. Как я на коленях выбивала квоту на операцию. Как мужа с почечными коликами 5 часов держали в приемном покое. Он загибался, я просила сделать хоть какое-то обезболивающее, а мне отвечали, что сначала надо сделать УЗИ почек. А аппарат УЗИ один на весь приемный покой. В конце концов, просто как Мечниковской больнице, где я лежала на сохранении, нам однажды на ужин подали вчерашнюю холодную склизкую лапшу без соли и сырые яйца. Их просто забыли сварить. И хорошо, что нам мужья носили еду. А я представил кого-то, для кого не было другой возможности поесть в этот вечер. И я каждый раз боюсь. Мне страшно. Страшно, что я или мои близкие могут умереть не потому, что их болезни неизлечимы, а потому что кому-то будет наплевать. Или у больницы просто не будет возможности что-то сделать. Или просто потому, что мы будем «отработанным материалом». Такое здесь не лечат.

Сейчас немецкие врачи оценивают его состояние, как тяжелое, но стабильное. И говорят, что медленными шагами дело идет на поправку. Потому что для них он не отработанный материал, а пациент. Которого нужно лечить и спасать. Независимо от возраста, количества сопровождающих болезней и статуса. Он не президент, не олигарх, даже не гражданин Германии. Пожилой эмигрант. Только вот я не представлю, чтобы в нашей стране к своим гражданам отнеслись бы так. Мой опыт говорит совсем о другом…
kat_glass: (Default)
Уля очень мается с ветрянкой. Обсыпало всю и чешется. Плохо спит, не ест, висит на ручках, капризничает и температурит. Плохо, бедняжке. Одна надежда, что еще день=два и все наладится.

Нюша сегодня научилась играть в летающую тарелку. Гуляла с папой и играла. Мы с Улей пока лишены такой возможности.

Дедушка наш в тяжелом, но стабильном состоянии. Завтра утром мама летит к нему.
kat_glass: (Default)
Дедушку нашего отправили в Германию. Прилетал за ним самолет и увез в реанимацию с больнице в Мюнхене. сегодня нет сил, но завтра я подробно напишу, что и как было. Потому что и я, и все кому я рассказываю, совершенно в шоке от того как работают немецкие медики. Человека, который даже не является гражданином Германии. Эмигрант, преклонного возраста. Но он имеет страховку немецкой компании. За ним был прислан специальный самолет с заведующим реанимационного отделения одной из мюнхенских больниц. И теперь за его жизнь борются. Признают, что состояние тяжелое, но все равно борются. И для меня это просто другой мир. А у нас есть надежда, что летом мы отметим его 75 лет и еще одно рождение.

А если говорить о нас, то у нас заболела Уля. Ветрянка. Я, в принципе, не против))) Пусть переболеет сейчас. Только что к вечеру температура поднялась. Так что ждем теперь неделю, пока мы станем незаразными.

А Нюша с бабушкой сегодня гуляли. Покатались на аттракционах недалеко от дома. Потом раскрасили динозавра (Нюша давно просилась).

Вечером приготовила курицу с овощами. Нюша сказала, что так вкусно, что она съела все без остатка и без уговоров)))

И немного фотографий в бигудях


В пиратском образе

И просто на прогулке (мы еще не знаем, что Уля заболела)

April 2017

S M T W T F S
      1
234567 8
9 1011 1213 14 15
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 10:25 pm
Powered by Dreamwidth Studios